Sapiens. Юваль Ной Харари

Вторая часть названия — «Краткая история человечества». Книга описывает человечество с момента его появления до сегодняшних дней.

Она рассказывает о нашей социальности, способности к кооперации, об экономике, общественных устроях, о заведённых порядках, религии, философии и много чём ещё.

До конспекта ужать было тяжеловато, в цитатах будет много многоточий. Курсив везде мой.

Человек — животное

Автор начинает с объяснения, что человек — в первую очередь животное:

…Когда мы обсуждаем доисторического человека: он был самым обычным животным и оказывал на экологическую среду не большее влияние, чем гориллы, жуки‑светляки или медузы

И рассказывает, почему мы оказываем разрушительное влияние на природу и окружающую среду:

Другие животные, оказавшиеся в итоге на вершине пирамиды — львы, акулы, — шли к этому миллионы лет, а человек попал наверх почти мгновенно. Многие исторические катастрофы, в том числе разрушительные войны и насилие над экосистемой, проистекают из нашего слишком поспешного прорыва во власть

Организм человека

Вместе с этим книга рассказывает о человеческом организме, насколько он несовершенен, хрупок и как просто его поломать. Объясняет, на какие компромиссы пришлось пойти природе, чтобы такой организм создать:

У Homo sapiens 2–3% общего веса приходится на мозг, но в состоянии покоя мозг потребляет до 25% всей расходуемой телом энергии. …у других приматов мозг в состоянии покоя довольствуется всего лишь 8% общих резервов. Древние люди дорого платили за увеличенный мозг: во‑первых, они тратили больше времени на поиски пищи, а во‑вторых, у них слабели мышцы

За способность видеть вдаль и за умелые руки человечество по сей день расплачивается болями в шее и мигренями

Хорошо о еде и конфликте кишечника с мозгом:

Шимпанзе тратят на еду по пять часов в день, питаясь всухомятку, а человек съедает гору термически обработанной пищи меньше чем за час

Длинный кишечник, и большой мозг требуют много энергии, а потому организму затруднительно содержать их обоих

Автор заостряет внимание на аграрной революции. Рассазывает про изменения, которые она повлекла в организме и их последствия:

Эволюция приспособила человека лазить на яблоню и гнаться за газелью, а не очищать поля от камней и таскать туда воду. Позвоночник, колени, шеи и стопы платили дорогой ценой. Исследования древних скелетов показали, что с возникновением сельского хозяйства появилось и множество болезней: смещение дисков, артрит, грыжа

Человек — социальное животное

Про социальность в этой книге очень много, потому что община (племя, семья, окружение, нужное подчеркнуть) определяет наше поведение и мировоззрение:

Вырастить человека способно только племя или община. Эволюция благоприятствовала тем, кто научился формировать прочные социальные связи

Семья и круг общения сказываются на уровне счастья больше, чем деньги и здоровье

Умение выстраивать социальные связи напрямую влияет на способность людей объединяться для решения каких‑то задач. Автор сравнивает кооперацию человека и других видов:

У волков и шимпанзе сотрудничество строится на гораздо более гибких принципах, однако лишь с небольшим числом близко знакомых сородичей. Сапиенсы же способны легко кооперироваться с любым числом незнакомцев

Причина всех перечисленных катастроф заключается в том, что сапиенсы не обладают врожденным инстинктом сотрудничества с большими массами чужаков. Миллионы лет люди жили небольшими группами из нескольких десятков особей. За какие‑то тысячелетия от аграрной революции до появления городов, царств и империй инстинкт массового сотрудничества не успел достаточно развиться

Большие коллективы, создаваемые некоторыми видами живых существ… остаются стабильными, потому что почти вся информация, необходимая для поддержания их жизнедеятельности, закодирована в геноме

Отдельно хорошо о терпимости, нетерпимости, эмпатии и сопереживании:

Терпимостью сапиенсы никогда не отличались. В современной истории достаточно было ничтожного отличия в цвете кожи, диалекте или религии, чтобы одна группа сапиенсов начинала истреблять другую

Homo sapiens стал делить людей на «мы» и «они». «Мы» — непосредственное окружение «меня», кто бы «я» ни был, а «они» — все остальные

И вот еще что важно: страданиям отдельных людей мы сопереживаем больше, чем целому народу

Экономика

Об экономике в книге тоже очень много: как она развивалась, как появились деньги, почему они появились и прочее.

…Экономика охоты и собирательства по самой своей сути препятствовала долгосрочному планированию. И это… избавляло кочевников от многих треволнений. Какой смысл переживать о том, что не в твоей власти?

Вот о разделении на богатых и бедных:

Иерархия богатых и бедных существует и поныне — причем богатые живут в изолированных роскошных районах, их дети учатся в престижных закрытых школах, они лечатся в лучших, наиболее оснащенных больницах, — и все это большинству американцев и европейцев кажется вполне разумным. Притом что уже доказано: большинство богатых людей всего лишь унаследовали богатство, и большинство бедных обречены на бедность только потому, что они родились в бедных семьях

О бартере, который работает только при определённых обстоятельствах:

Система взаимных услуг и обязательств перестает работать, когда в нее входит большое количество незнакомых друг с другом людей. Одно дело — помочь сестре или соседу, и совсем другое дело — чужакам, от которых… ответной услуги никогда и не дождешься. Можно вновь прибегнуть к бартеру. Но бартер эффективен лишь пока в обмене участвует небольшое количество продуктов. Сложную экономику на нем не построишь

В экономике, основанной на бартере, и сапожнику, и садоводу каждый день приходится заново сопоставлять относительную ценность десятков разных товаров

Откуда плавно приходим к понятию денег, причине их появления, их пользе:

Деньги — это необязательно монеты и банкноты. Это все, что люди договорились систематически использовать для обмена на товары и услуги, в чем подсчитывают стоимость всех других вещей

…Это универсальное средство обмена, которое позволяет людям превращать все что угодно во все что угодно

…Это система доверия, и более того: деньги — всеобщая и самая совершенная система взаимного доверия за всю историю человечества

О кредите и капитале:

Люди согласились выражать мнимые предметы, которых на данный момент еще нет, особым видом денег — «кредитом». Кредит дает нам возможность строить настоящее за счет будущего, исходя из предположения, что в будущем у нас заведомо появится намного больше ресурсов, чем в настоящем. Когда в настоящем стали что‑то делать, привлекая доходы будущего, открылось множество новых, невиданных возможностей

Капитал — это деньги, имущество и ресурсы, которые вкладываются в производство. Богатство же зарывается в землю или тратится непродуктивно

Язык, мифология

Автор связывает мифологию и возникновение языка, описывает роль языка в обществе и его пользу:

…Язык вымысла позволил человеку не просто отдаться игре воображения, а делать это всем коллективом

Общая мифология наделила сапиенсов небывалой способностью к гибкому сотрудничеству в больших коллективах

Справедливость, права, правосудие

О том, что справедливости не существует:

И Хаммурапи, и американские отцы‑основатели представляли себе мир, где правят всеобщие и неизменные принципы справедливости… Но эти принципы существуют исключительно в богатом воображении сапиенсов, в тех мифах, которые люди сочиняют и рассказывают друг другу. Объективной истиной эти принципы не являются

О правах человека и других видов:

У Homo sapiens от природы нет никаких неотчуждаемых прав, как нет их у пауков, гиен и шимпанзе

О том, как навязать какой‑то порядок, как учить людей этому порядку:

Естественный порядок вещей стабилен по определению. Воображаемый порядок, напротив, всегда под угрозой обрушения, потому что покоится на мифах

Однако одним насилием воображаемый порядок не удержать. Ему требуются также истинно верующие

Воображаемый порядок сохраняется лишь до тех пор, пока большая часть населения, и в особенности достаточно высокая доля элиты и служб безопасности, искренне в него верит… Американская демократия не просуществовала бы 250 лет, если бы большинство президентов и конгрессменов перестали верить в права человека. Современная экономическая система не удержалась бы и дня, если бы инвесторы и банкиры утратили веру в капитализм

Как заставить людей искренне поверить в воображаемый порядок? Первым делом — никогда нельзя признавать, что порядок — воображаемый. А еще нужно обучать людей соответствующим образом

И любой «воображаемый порядок», какой удавалось придумать людям, игнорировал изрядную часть человечества

Карта ≠ территория

Автор заостряет внимание на том, что реальность никогда не совпадает с нашими представлениями:

…Порядок, управляющий их жизнью, всего лишь плод воображения — ведь воображаемый порядок направляет и формирует самые сильные их желания. Каждый человек с рождения попадает в установленный до него воображаемый порядок, и с раннего детства его желания формируются под влиянием господствующих в обществе мифов

Воображаемый порядок интерсубъективен, поэтому изменить его мы можем, только разом изменив сознание миллиардов людей — а это не так‑то просто

Немного о гендерных стереотипах:

…мужчины живут в постоянном страхе — не подтвердить свои притязания на мужественность

Об иллюзии очевидности и хаотических системах, которой является история:

Железный закон истории: то, что задним числом кажется неизбежным, в свое время вовсе таковым не выглядит

…История — хаотическая система второго уровня. Хаос первого уровня не реагирует на предсказания относительно себя. Хаос второго уровня реагирует на предсказания о себе, и потому в точности его развитие невозможно предсказать

О знаниях и том, как оценивать их пользу:

Основной критерий знания — не соответствие истине, но те возможности, которые это знание дает человеку

Привязанности и сознание

Откуда берутся желания и стремление к этим желаниям:

…Сознание человека практически на любой опыт отвечает новым желанием, а желание порождает неудовлетворенность. Если ощущение приятное, сознание хочет еще. Оно требует, чтобы удовольствие не прекращалось, а усиливалось. Если же ощущение неприятное, сознание стремится избавиться от того, что ему досаждает. В итоге сознание никогда не удовлетворено, всегда пребывает в беспокойстве. Это вполне очевидно, когда мы переживаем что‑то неприятное, например боль: пока боль не уляжется, мы тревожимся и всячески пытаемся избавиться от нее. Однако и удовольствие не дает нам покоя — мы либо страшимся, что оно вот‑вот закончится, либо мечтаем о большем

Если научиться принимать вещи как они есть, страдание исчезнет. Если вы почувствуете печаль, но не станете желать поскорее от нее избавиться, то печаль останется, но страдать от нее вы не будете. Напротив, вы обретете в ней сокровище. И если, почувствовав радость, вы не поспешите сделать что‑нибудь, чтобы усилить эту радость или продлить, то будете радоваться, не теряя душевного покоя

С точки зрения буддизма большинство людей придают слишком большое значение своим чувствам, отождествляя приятные ощущения со счастьем, а неприятные со страданием. В итоге люди стремятся получать как можно больше приятных ощущений и избегают неприятных. Но они глубоко заблуждаются: наши субъективные ощущения на самом деле лишены и субстанции, и смысла

Источник страдания — сама погоня за субъективными ощущениями, которая держит нас в постоянном напряжении, растерянности, неудовлетворенности

Короче, советую.

Книги на тему

Которые я законспектировал:

Которым повезло, и я их лишь прочитал, не конспектируя:

P.S. В канале о книгах я пишу быстрее и чаще ;–)

Ссылки №13

Сегодня совсем без ютубов:

«Слепой часовщик» и «Бог как иллюзия»

Автор книг — эволюционный биолог Ричард Докинз. Книги дополняют друг друга, лучше прочесть их подряд.

Первая — о ходе эволюции. Автор объясняет, что такое эволюция, рассказывает о естественном отборе и теории Дарвина.

Об эволюции, сравнении её с инженерной мыслью:

Упорядоченное воспроизводство, которое допускает вариации, будет иметь далеко идущие последствия, если есть время для их накопления У порождений природы их намного больше, и совершенство их [признаков замысла] превышает все попытки его измерить Естественный отбор — слепой, бессознательный, автоматический процесс — объясняет существование и очевидную целеустремленность всех форм жизни, не имея при этом никакой цели в мозгу. У него нет никаких мыслей и никакого мысленного взора. Он не планирует будущее

О том, почему человеческое сознание слишком инертно:

Человечьи органы чувств не способны к тому, к чему способны летучие мыши — во что так трудно поверить. Трудно, поскольку мы можем воспринять это лишь нашей аппаратурой и после математических вычислений на бумаге, и трудно представить, что это небольшое животное проделывает это в своей маленькой головке. Однако математические вычисления, потребные для объяснений принципов зрения, столь же сложны и трудны, но ни для кого не составляет труда поверить, что маленькое животное может видеть. Причина такого нашего пристрастного скептицизма весьма проста — мы сами можем видеть, но не можем эхолоцировать Животные создают у нас впечатление, что они были разработаны теоретически подкованным и практически изобретательным физиком или инженером, но не может быть и речи о том, чтобы сами летучие мыши знали или понимали эту теорию в том же смысле, в каком её понимает физик. Летучую мышь следует понимать как некий аналог полицейского радарного скоростемера, но не аналог человека, разработавшего этот прибор. Проектировщик полицейского радарного скоростеметра понимал теорию эффекта Допплера и выразил это понимание в математических уравнениях, записанных на бумаге. Знания проектировщика воплощены в разработанном приборе, но сам прибор не понимает, как он работает

О естественном отборе:

Если бы эволюционный прогресс полагался на одноразовый отбор, то он никогда и нигде не имел бы места. Однако, если где‑нибудь и как‑нибудь слепые силы природы создадут условия для нарастающего отбора, то необыкновенные и удивительные последствия не заставят себя ждать Естественный отбор не отбирает непосредственно гены — он отбирает эффекты, которые гены оказывают на тела: это так называемые фенотипические эффекты Нарастающий отбор — вот ключ ко всем нашим современным объяснениям жизни. Он связывает ряд приемлемо вероятных событий (случайные мутации) в единую неслучайную цепь, и в конце этой цепи появляется готовое изделие

О религии:

Любой бог, способный разумно проектировать что‑то столь же сложное, механизм копирования ДНК и синтеза белка, должен быть, по меньшей мере, столь же сложен и организован, как и сам этот механизм

И здесь стоит перейти ко второй книге, где автор рассказывает, почему невозможно доказать, существует бог или нет. О том, как религия влияет на общество, почему она так крепко прижилась. Рассказывает о стереотипах, о том, насколько инертно человеческое мышление, и как сильно мы зависим от мнения окружающих.

О стереотипах:

Ничто не мешает человеку, будучи атеистом, быть счастливым, уравновешенным, глубоко интеллигентным и высокоморальным Естественный отбор благоприятствовал выживанию детей, мозг которых предрасположен доверять мнению родителей и старейшин племени… Однако обратной стороной доверчивого послушания является бездумное легковерие. Неизбежный побочный продукт — уязвимость к заражению вирусами мышления

О доказательствах:

Берётся какой‑нибудь статистически невероятный естественный феномен… единственной доступной воображению авторов альтернативой его случайному возникновению является «разумный замысел». Поэтому всё объявляется делом рук творца Бог находится за пределами науки, научные аргументы, которые я привык использовать в моей профессии, не имеют силы

Об осознании религии:

Не «ребёнок‑мусульманин», а «ребёнок родителей‑мусульман». Ребёнок слишком мал, чтобы понять, мусульманин он или нет… разве это не насилие — навешивать религиозные ярлыки на детей, которые ещё слишком малы, чтобы думать о таких сложных вещах? Выгоднее верить в бога, потому что, если он есть, вы получаете вечное блаженство, а если его нет, то вы при этом ничего не теряете. С другой стороны, если вы не верите в бога, а оказывается, что он существует, вы прокляты навечно; если же вы правы и его нет, то для вас ничего не меняется. Выбор на первый взгляд очевиден: верьте в бога

О естественном отборе и почему религия существует:

Естественный отбор —… это единственная рабочая, действенная альтернатива случайности из всех когда‑либо предложенных Естественный отбор терпеть не может попусту транжирить ресурсы, и потому любое универсальное для вида свойство — как, например, религия — должно обеспечивать какое‑либо преимущество, иначе оно бы давно исчезло

О лжи и морали:

Ложь как жизненное правило — внутренне нестабильна… Эгоизм, или паразитирование на других, может сработать и принести мне пользу лишь в обществе, где моё поведение — исключение из правила Я пытаюсь доказать, что, откуда бы ни появилась современная мораль, источник её — никак не Библия… Нравственность, скорее всего, старше религии Если каждый начнет карать и миловать в соответствии с личными убеждениями, а не с принятыми в стране законами, общество скатится в чудовищный хаос

Об ошибках:

Если в научной книге допускается ошибка, её обнаружение и внесение исправлений в последующие издания является только делом времени. Со священными книгами такого, естественно, не случается «Дорогой коллега, позвольте выразить вам мою благодарность. Все эти пятнадцать лет я заблуждался»… Фундаменталист бы никогда не смог произнести такое

P. S. Вместе с этими книгами советую прочесть «Внутреннюю рыбу» Шубина, и «Мозг и душу» Фрита.