Знакомьтесь — я. Часть 3

— Расскажи, пожалуйста, почему тебе не нравится идея экспериментов, — обратился логик к перфекционисту.

— Потому что это приводит к ошибкам, неправильным решениям, всё всегда идёт не по плану.

— А потом… — не выдержал меланхолик. — Потом… Потом нам надо отвечать за эти ошибки.

Происходило что‑то важное. Но логик не мог понять, что именно.

— У меня два вопроса. Первый к тебе, — он обратился к перфекционисту, — включают ли твои планы пункт «собрать обратную связь»?

— Ну, да, конечно.

— Но этот пункт не подразумевает отрицательную обратную связь, верно?

— Конечно, откуда ей взяться, если всё должно быть сделано идеально?

Логик кивнул.

— Второй вопрос к тебе, — указал на меланхолика, — почему ответственность так тебя страшит?

— Она меня не страшит…

 «Потом нам надо отвечать за эти ошибки». Почему тебе не нравится идея отвечать за ошибки?

— Мы слабые… — очень тихо ответил меланхолик. — Мы слабые, мы не умеем нести ответственность. У нас никогда это не получалось. И никогда не получится.

— Хорошо, давай мы определимся с тем, что такое ответственность?

— Ну, это когда что‑то идёт не так, как хотелось, и нас считают виноватыми…

— Мне кажется, это называется вина, — поднял бровь логик. — А что такое ответственность?

Романтик поднял голову и очень неуверенным голосом ответил:

— Уговор?

— Разверни?

— Ну, ответственность появляется, когда кто‑то с кем‑то о чём‑то условился, но не выполнил этих условий.

— Хорошо, когда именно человек отвечает за конкретную ошибку? — логик обратился к меланхолику; он хотел, чтобы именно тот ответил на этот вопрос.

Вопрос остался не отвеченным. Логик обратился к исследователю и попросил его вспомнить, читал ли он об этом что‑нибудь.

— Да, читал. Это называется эффектом эгоцентричности. Людям свойственно считать себя центром вселенной, по факту они и являются центром вселенной — своей вселенной. Проблема только в том, что они не являются центром вселенных других людей. Не каждая ошибка происходит по вине конкретного человека, но винить во всём себя — всегда очень удобно. Я пока не особо понял, что это даёт в нашем случае, но меланхолик очень часто получает подобную обратную связь — это я заметил.

Было видно, что хоть исследователя и не принимали до сих пор всерьёз, эти слова как‑то подействовали.

— Это не значит, — продолжил логик, — что нет таких понятий, как вина и ответственность. Я лишь говорю, что не за всё мы несём ответственность, и не всегда мы виноваты в ошибках полностью.

— Но как я пойму, за что мы виноваты, а за что нет? — меланхолик был сбит с толку.

— У меня скорее другой вопрос, — произнёс логик, — зачем тебе это знать?

Повисло молчание. Каждый в комнате знал ответ, но никто не решался его произнести.

— Чтобы разрешить себе самобичевание? — логик продолжал давить.

— Я… я не…

— Но зачем тебе измываться над собой? Почему тебе это важно?

— Просто, я… Я не знаю, как иначе!

Логик отвёл голову и развернулся. Он прошёл в центр комнаты, делая глубокий вдох. План работал, но ему было трудно вести этот разговор. Казалось, что одно неловкое действие и башня развалится. Он собрался с мыслями и выдал:

— Как это вижу я: меланхолику важно находить нашу вину во всём подряд, чтобы разрешить себе самобичевание. К сожалению, это — для нас самый доступный механизм работы с ответственностью, стыдом и виной. Во‑первых, потому что мы очень плохо отличаем одно от другого. Во‑вторых, потому что этот механизм у нас единственный.

Он старался сохранять беспристрастное лицо, это было нелегко.

— У нас нет других механизмов работы с ответственностью и виной, потому что у нас нарушена коммуникация. Любая отрицательная обратная связь от мира попадает напрямую к меланхолику, перфекционисту и цинику. Они решают, как к ней относиться. И к сожалению так случается, что чаще всего решение принимает меланхолик. Мы думаем, что ситуация — безвыходная, всё плохо и решить эту проблему невозможно.

Горло пересохло. Он сделал паузу, почесал нос и продолжил:

— И получается, что отрицательная обратная связь проходит мимо одного из трёх лагерей. Эта обратная связь становится проблемой вселенского масштаба, потому что мы не воспринимаем её как задачу. У задач — есть решения.

Исследователь подался вперёд, пофигист повернул голову в сторону логика.

— Исследователь и я можем помочь изменить отношение к проблемам. Мы умеем превращать их в задачи, чтобы потом искать решения. Пока что я не понимаю, почему от нас скрывают отрицательную обратную связь, но у меня есть предположение.

Говорить становилось всё сложнее, пульс участился, голос угрожал задрожать, логик сделал выдох.

— Мне кажется, что проблема вот в чём. Представим, что мы имеем доступ к отрицательной обратной связи и можем превращать проблемы в задачи. Что будет, если случается что‑то плохое? — он смотрел прямо перед собой, но казалось, что взгляд расфокусирован. — Мы с исследователем представляем проблему, как задачу, исследователь придумывает несколько возможных решений. Что дальше?

Логик закрыл глаза.

— А дальше, ребята, надо работать. Перфекционисту — надо признать и принять, что не всё прошло идеально; меланхолику — что самобичевание не решает эту проблему; им обоим — что надо прилагать усилия и расти. Но для этого, нарцисс и перфекионист, вам нужно признать, что расти есть куда, что ситуация показывает, в чём мы не так хороши, как думали, что есть что развивать.

Логик открыл глаза.

— Та же история и с тобой, романтик. Когда случается что‑то неприятное, ты идёшь напрямую к меланхолику или даже цинику, чтобы получить от них поддержку. Снять ответственность с себя, передать её им, ведь тебе кажется, что они умеют с ней работать. Я тебя не виню, разбираться с ответственностью — не твоя задача, но как оказалось, это и не задача циника или меланхолика.

Он не ожидал этого, но каждый внимательно смотрел на него. Они ждали, что будет дальше, они были заинтересованы.

— Как нам видно из прошлого опыта, наше самочувствие ухудшается, когда ответственностью занимаются меланхолик, перфекционист и циник. Но отдать это нам с исследователем им страшно. И я это понимаю, — он посмотрел на них. — Но если мы хотим, чтобы нам становилось проще переносить такие ситуации, нам надо допустить возможность, что есть и другие варианты работы с ответственностью и виной.

— Отдать их вам? — смотря в окно перебил циник.

— Да. Отдать часть обратной связи нам.

Пульс логика всё ещё был очень высоким. Но план, кажется, действительно работал.

← Знакомьтесь — я. Часть 4 Знакомьтесь — я. Часть 2 →