«Почему я отвлекаюсь» Эдварда Хэлловэлла

Это книга о синдроме дефицита внимания — СДВ. Автор рассказывает истории о людях с этим синдромом, их жизни и проблемах, с которыми им приходится сталкиваться. Описаниям можно верить, потому что у самого Хэлловэлла этот синдром.

Книга крутая. Она показывает, как один сбой в мозгу может мешать жить. И как человек об этом сбое даже не будет догадываться. Больные СДВ могут прожить всю жизнь и так и не узнать диагноз.

Всё начинается с описания синдрома:

СДВ — неврологический синдром, у которого… есть триада симптомов: импульсивность, отвлекаемость и гиперактивность… [Это] вовсе не нарушение обучаемости… и не дислексия. Он не связан с недостаточным развитием интеллектуальных способностей

…и симптомов:

Энергия, открытость… представлялись совершенно типичными для СДВ, как и свойство [героини истории] отклоняться от курса

Осложнения в развитии языковых способностей могут возникать по‑разному и на многих уровнях. У человека бывают сложности и с приемом, и с передачей

…Нарушения слуха, близорукость и проблемы с нервами, влияющие на артикуляцию, проблемы с памятью и эпилепсия

Импульсивность в словах или действиях, ощущение опасности, неуверенность, хроническая прокрастинация, склонность говорить не задумываясь, частый поиск сильных стимулов, сложности с соблюдением установленных правил

Из‑за последних двух симптомов больные СДВ чаще других злоупотребляют алкоголем и наркотиками:

Больные СДВ часто практикуют самолечение алкоголем, марихуаной и кокаином. Действие кокаина схоже с эффектом от одного препарата из используемых при медикаментозном лечении синдрома

Но его трудно диагностировать, потому что о нём знает мало людей. Особенно трудно определить его у детей:

У очень многих детей с СДВ есть и сильные черты… У них богатое воображение, они сопереживают, тонко подстраиваются под настроение и мысли окружающих, даже если пропускают мимо ушей большую часть сказанного

Разговор в кабинете врача часто заставляет детей с СДВ сосредоточиться. Порядок и новизна резко снимают симптомы СДВ, и даже страх, который дети иногда чувствуют, может помочь им собраться. Поэтому педиатрам легко не заметить этот диагноз: симптомы просто не здесь, не в кабинете. В школе картина будет ближе к истине

По заявке учителя малыш прошел несколько тестов, но, как оказалось, они проверяли только уровень интеллекта. IQ был 145, но между вербальными и невербальными навыками было десять пунктов разрыва

Важно развеять любые представления, что в СДВ кто‑то виноват. Недостаточное внимание со стороны родителей может усугубить ситуацию… Причины этого заболевания точно не известны. Как уже говорилось выше, веские доказательства говорят в пользу генетики; плохое воспитание ни при чем

Человеку с СДВ, приходится каждый день решать кучу проблем:

Синдром дефицита внимания усугубляет проблемы с обучением так же, как близорукость: человек не может как следует сфокусироваться, поэтому не способен в полной мере применять имеющиеся таланты. Первый этап лечения — надеть очки, то есть скорректировать СДВ, а затем снова оценить масштаб оставшихся нарушений обучаемости

СДВ может мешать межличностным отношениям не меньше, чем учебе и работе. Чтобы завести друзей, надо уметь сосредоточиваться. Чтобы создать гармоничные отношения в группе, надо прислушиваться к тому, что говорят другие. Язык знаков бывает едва заметным: слегка прищуриться, приподнять брови, немного изменить интонацию, наклонить голову. Больные СДВ не улавливают таких сигналов, и это может привести к серьезным ошибкам в обществе и чувству неуместности

Они всегда все смешивают, занимаются прокрастинацией, с трудом доводят начатое до конца. У них бывают резкие, беспричинные перепады настроения. Такие люди иногда раздражительны, даже впадают в ярость, особенно если их прервать или когда они перескакивают от одного к другому. У них плохая память. Они любят помечтать, обожают возбуждающие ситуации, души не чают в действии и новизне

И постановка диагноза всегда приносит ему облегчение:

Первый этап лечения — постановка диагноза. Часто уже это приносит большое облегчение, потому что человек чувствует: «Наконец‑то для моего состояния есть название!»

Но кроме того, что синдром малоизвестен, диагностировать его мешают привычки и закостенелость мнений:

Это беда всех взрослых: о нас уже сложилось какое‑то впечатление, да и мы сами уже имеем о себе определенное мнение. Из‑за этого провести радикальную переоценку невероятно сложно, а для постановки диагноза СДВ нужно именно это

СДВ мешает строить отношения:

Когда один или оба партнера больны синдромом дефицита внимания, повседневная жизнь становится очень нестабильной. Одна женщина, живущая в такой паре, призналась: «Никогда не знаешь, чего ожидать. На него ни в чем нельзя положиться…». Синдром может нарушить интимные отношения и истощить обоих партнеров. Однако если правильно отрегулировать ситуацию, супруги смогут сотрудничать, а не воевать друг с другом. Когда СДВ лежит в основе семейных проблем, диагноз часто не замечают, потому что они могут выглядеть не особенно необычными

Партнер человека с таким диагнозом может получить от восприимчивого обсуждения не меньшую пользу, чем сам больной. Пытаясь удержать ситуацию под контролем, не допустить финансового и эмоционального краха семьи, привести дела в порядок, партнер может испытывать сильные нагрузки

Родителям детей с этим синдромом надо быть аккуратнее:

Когда диагноз поставлен и семья сталкивается с необходимостью перемен, этот вызов часто встречают сильным сопротивлением

Семьи, как и большинство сообществ, противятся переменам. Например, если один член семьи хочет уйти, это часто считают предательством. Если кто‑то растолстел и пытается сбросить вес, другие начинают саботировать его усилия. А если какой‑то член семьи хочет выйти из роли, которую играл годами, это обычно дается нелегко, потому что остальные родственники стремятся ему [помешать]. Если человек играет роль клоуна, он останется клоуном

Лечить это автор рекомендует не только лекарствами, но и тренировками:

Выход нашелся в спорте. Макс стал фанатичным бегуном на длинные дистанции. Он говорил, что последние километры долгого забега дают ему «приятную боль», психическое облегчение, «абсолютную ясность мыслей»

На это тратится много денег: сами занятия ежемесячно обходятся в несколько тысяч долларов, плюс расходы на соревнования, костюмы, разные мелочи. Но оно того стоит. С их диагнозом лишнюю энергию надо расходовать

А ещё он отмечает большую роль семьи и близких в лечении:

В СДВ никто не виноват

Авторы рекомендуют метод, который они называют принципиальными переговорами, или переговорами по существу — отделяйте людей от проблемы

Конечно, переговоры возможны не всегда, а в младшем возрасте нередко и нежелательны. Маленькие дети, больные СДВ, остро нуждаются в структуре и рамках. Они сами хотят ограничений и будут испытывать родителей, пока не добьются своего. В таком возрасте разумнее сказать: «Мы идем в Макдональдс», а не «В какой из пяти ресторанов нашего района ты хочешь сходить сегодня вечером?»

Имейте в виду, что больной СДВ в любом возрасте диалогу предпочитает борьбу, потому что она сильнее стимулирует. Ссоры в семье возбуждают больше, чем разумное, мирное сосуществование, а кидаться картофельным пюре в сестру интереснее, чем вежливо передавать тарелку

Медицинских или научных терминов в книге почти нет, читается легко — советую всем.

← Ссылки №10 Ссылки №9 →