«Слепой часовщик» и «Бог как иллюзия»

Автор книг — эволюционный биолог Ричард Докинз. Книги дополняют друг друга, лучше прочесть их подряд.

Первая — о ходе эволюции. Автор объясняет, что такое эволюция, рассказывает о естественном отборе и теории Дарвина.

Об эволюции, сравнении её с инженерной мыслью:

Упорядоченное воспроизводство, которое допускает вариации, будет иметь далеко идущие последствия, если есть время для их накопления У порождений природы их намного больше, и совершенство их [признаков замысла] превышает все попытки его измерить Естественный отбор — слепой, бессознательный, автоматический процесс — объясняет существование и очевидную целеустремленность всех форм жизни, не имея при этом никакой цели в мозгу. У него нет никаких мыслей и никакого мысленного взора. Он не планирует будущее

О том, почему человеческое сознание слишком инертно:

Человечьи органы чувств не способны к тому, к чему способны летучие мыши — во что так трудно поверить. Трудно, поскольку мы можем воспринять это лишь нашей аппаратурой и после математических вычислений на бумаге, и трудно представить, что это небольшое животное проделывает это в своей маленькой головке. Однако математические вычисления, потребные для объяснений принципов зрения, столь же сложны и трудны, но ни для кого не составляет труда поверить, что маленькое животное может видеть. Причина такого нашего пристрастного скептицизма весьма проста — мы сами можем видеть, но не можем эхолоцировать Животные создают у нас впечатление, что они были разработаны теоретически подкованным и практически изобретательным физиком или инженером, но не может быть и речи о том, чтобы сами летучие мыши знали или понимали эту теорию в том же смысле, в каком её понимает физик. Летучую мышь следует понимать как некий аналог полицейского радарного скоростемера, но не аналог человека, разработавшего этот прибор. Проектировщик полицейского радарного скоростеметра понимал теорию эффекта Допплера и выразил это понимание в математических уравнениях, записанных на бумаге. Знания проектировщика воплощены в разработанном приборе, но сам прибор не понимает, как он работает

О естественном отборе:

Если бы эволюционный прогресс полагался на одноразовый отбор, то он никогда и нигде не имел бы места. Однако, если где‑нибудь и как‑нибудь слепые силы природы создадут условия для нарастающего отбора, то необыкновенные и удивительные последствия не заставят себя ждать Естественный отбор не отбирает непосредственно гены — он отбирает эффекты, которые гены оказывают на тела: это так называемые фенотипические эффекты Нарастающий отбор — вот ключ ко всем нашим современным объяснениям жизни. Он связывает ряд приемлемо вероятных событий (случайные мутации) в единую неслучайную цепь, и в конце этой цепи появляется готовое изделие

О религии:

Любой бог, способный разумно проектировать что‑то столь же сложное, механизм копирования ДНК и синтеза белка, должен быть, по меньшей мере, столь же сложен и организован, как и сам этот механизм

И здесь стоит перейти ко второй книге, где автор рассказывает, почему невозможно доказать, существует бог или нет. О том, как религия влияет на общество, почему она так крепко прижилась. Рассказывает о стереотипах, о том, насколько инертно человеческое мышление, и как сильно мы зависим от мнения окружающих.

О стереотипах:

Ничто не мешает человеку, будучи атеистом, быть счастливым, уравновешенным, глубоко интеллигентным и высокоморальным Естественный отбор благоприятствовал выживанию детей, мозг которых предрасположен доверять мнению родителей и старейшин племени… Однако обратной стороной доверчивого послушания является бездумное легковерие. Неизбежный побочный продукт — уязвимость к заражению вирусами мышления

О доказательствах:

Берётся какой‑нибудь статистически невероятный естественный феномен… единственной доступной воображению авторов альтернативой его случайному возникновению является «разумный замысел». Поэтому всё объявляется делом рук творца Бог находится за пределами науки, научные аргументы, которые я привык использовать в моей профессии, не имеют силы

Об осознании религии:

Не «ребёнок‑мусульманин», а «ребёнок родителей‑мусульман». Ребёнок слишком мал, чтобы понять, мусульманин он или нет… разве это не насилие — навешивать религиозные ярлыки на детей, которые ещё слишком малы, чтобы думать о таких сложных вещах? Выгоднее верить в бога, потому что, если он есть, вы получаете вечное блаженство, а если его нет, то вы при этом ничего не теряете. С другой стороны, если вы не верите в бога, а оказывается, что он существует, вы прокляты навечно; если же вы правы и его нет, то для вас ничего не меняется. Выбор на первый взгляд очевиден: верьте в бога

О естественном отборе и почему религия существует:

Естественный отбор —… это единственная рабочая, действенная альтернатива случайности из всех когда‑либо предложенных Естественный отбор терпеть не может попусту транжирить ресурсы, и потому любое универсальное для вида свойство — как, например, религия — должно обеспечивать какое‑либо преимущество, иначе оно бы давно исчезло

О лжи и морали:

Ложь как жизненное правило — внутренне нестабильна… Эгоизм, или паразитирование на других, может сработать и принести мне пользу лишь в обществе, где моё поведение — исключение из правила Я пытаюсь доказать, что, откуда бы ни появилась современная мораль, источник её — никак не Библия… Нравственность, скорее всего, старше религии Если каждый начнет карать и миловать в соответствии с личными убеждениями, а не с принятыми в стране законами, общество скатится в чудовищный хаос

Об ошибках:

Если в научной книге допускается ошибка, её обнаружение и внесение исправлений в последующие издания является только делом времени. Со священными книгами такого, естественно, не случается «Дорогой коллега, позвольте выразить вам мою благодарность. Все эти пятнадцать лет я заблуждался»… Фундаменталист бы никогда не смог произнести такое

P. S. Вместе с этими книгами советую прочесть «Внутреннюю рыбу» Шубина, и «Мозг и душу» Фрита.

← Отписывайтесь от рассылок сразу Не отдам лекцию →